+7 (905) 200-45-00
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 6, 2019 г.

Фрида Цукерман и Рождество

Свидетельство

Я родилась в Нью-Йорке. Вы могли бы это понять по моему акценту, если бы услышали меня, но поскольку я пишу на бумаге, вам просто придётся поверить мне на слово. Не буду говорить, сколько мне лет. Скажу только, что я застала ещё времена Великой депрессии. Нашими соседями были в основном консервативные ортодоксальные евреи, а также небольшое количество иммигрантов-неевреев, открыто выражавших свою неприязнь к нам.

Вас может удивить, но в моём окружении даже еврейские дети вывешивали чулки на Рождество в надежде, что Санта наполнит их подарками. Нам и в голову не приходило, что Санта Клаус – для христиан. Если мы и верили каким-то рассказам о Санте, то только таким, что он – для всех детей.

Однажды на Рождество я тоже вывесила чулок, и это стало поводом для моей матери объяснить мне некоторые реалии жизни. Она рассказала мне в недвусмысленных выражениях, что Санта Клаус существует только в её кошельке, который оставался пустым уже много дней, в том числе и на Рождество. Она сказала, что Санта Клаус – это миф, в который не следует верить «идише мейделе» вроде меня. Я узнала, что мои чулки имеют очень ограниченное применение, а именно – они должны находиться между ногой и обувью. Ещё она объяснила мне, что подарки могут прийти к нам многими другими путями, и за эти подарки мы должны быть благодарны Богу.

Моя мама была набожной женщиной. Мой отец, кантор, также был верующим человеком. У нас имелось два набора посуды, столового серебра, кухонной утвари и тому подобного: один набор мы использовали ежедневно, другой – только на Пасху. Я посещала Талмуд-тору (детскую школу изучения Писания) в течение нескольких лет и в общем имела приличное еврейское воспитание.

Затем мой отец умер, и маме пришлось много работать. Фактически ей приходилось работать не только в течение недели, но и по субботам, чтобы у нас был хлеб на столе. Это тревожило её, но она рассудила, что это было необходимостью, поэтому Бог, конечно же, простит её. Подобные рассуждения были перенесены и на некошерные школьные обеды, которые мне приходилось есть. Но мы всегда старались соблюдать праздничные традиции.

Когда Гитлер и его фанатичные сторонники пытались уничтожить всё еврейское, я начала задумываться о вещах, которые всегда воспринимала как должное. Чем мы так отличались, чтобы навлечь на нас гнев других людей? Почему у нас есть религиозные правила, которые так сложно соблюдать? В нашем доме, как и в большинстве еврейских домов, была мезуза на дверном косяке. Я становилась перед ней и просила Бога, чтобы Он объяснил мне эти вещи. «Если Он действительно существует», – думала я.

В своё время я получила ответ на эти молитвы. По приглашению моей одноклассницы-еврейки я начала посещать библейские уроки. Стелла носила кулон, который я считала, мягко говоря, странным… и провокационным. Это был крестик. Я захотела узнать, зачем еврейской девушке носить такую вещь. И она рассказала мне, что была иудейкой, но поверила в Иисуса. А затем пригласила меня в кружок по изучению Библии. На тот момент там изучали Евангелие от Иоанна. Я как сейчас помню: читали из третьей главы. Я услышала упоминание о Моисее. Меня это озадачило. «Что делает еврейское имя (ни много ни мало – имя нашего главного пророка!) в языческой книге?» – думала я. Мне рассказали, что Новый Завет был написан евреями (за исключением, возможно, врача Луки). Кроме того, рассказанная история была о Том, о Ком писали Моисей и пророки.

Затем чтение переместилось к тому месту, которое я всегда считала «еврейской Библией»: мы обратились к книге Левит. Мы рассмотрели Моисеев календарь в 23-й главе, и я сказала учительнице, что мы соблюдаем эти праздники у нас дома, хотя и по-другому. Она мягко указала на то, что Бог установил стандарты, и люди не имеют права изменять или корректировать их. Эта учительница считала, что наши праздники указывают на нечто большее, чем они сами, на Того, Кто сможет полностью удовлетворить Божьи требования. Она сказала, что, когда Бог устанавливал обряды и ритуалы, Он уже знал, что однажды наш народ будет рассеян и останется без храма, без первосвященника и без жертвенных животных.

После книги Левит обсуждение перешло к 53-й главе Книги пророка Исаии. Эти христиане считали, что Мессия, обещанный еврейскому народу, будет нашим Киппур, или искуплением, потому что Он возьмёт на Себя наказание за наши грехи.

Я продолжала изучать Библию и стала замечать, что зарезанный цыплёнок накануне Йом-Киппур – это не та жертва, которую предопределил Бог. Выглядело так, что сам факт воскресения Иисуса показывал, какая жертва угодна Богу. Эти истины постепенно стали ясны для меня. Не могу назвать ту минуту или день, когда Иисус стал центром моей жизни. Сначала я поверила, что Иисус был обещанным Мессией Израиля, а затем очень скоро поняла, что это означало для меня лично.

Теперь у меня была новая жизнь, новое понимание Бога и того, что Он от меня ожидает. Вместо смятения из-за преследований и беспокойства по поводу требований Бога пришло осознание того, что Бог избрал наш народ, чтобы привести в мир Мессию, и что в Нём Божьи стандарты праведности удовлетворены.

Но мне трудно было рассказать маме о своём решении. Она пережила столько боли! Мама потеряла не только мужа, но и детей (мои два брата и сестра тоже умерли), и я оставалась единственным утешением для неё.

Наступило Рождество, и я вспомнила, что мама сказала мне год назад, когда я повесила свой чулок: «Подарки приходят к нам разными путями… Мы должны быть благодарны Богу за каждый из них».

«Всё-таки Рождество – это время подарков! – подумала я. – Необязательно материальных подарков, которые можно найти в универмаге». И я попыталась объяснить маме суть Рождества, почему я так благодарна Мессии за Его подарок и за мир, который Он принёс. Это известие страшно огорчило её. Она переживала, что её единственный оставшийся в живых ребёнок стал мешумадом (отступником). Ей было больно. Но спустя годы она тоже признала Иисуса Мессией.

Прошло много времени. Я стала медсестрой, вышла замуж. Мой муж, верующий еврей, тоже носил фамилию Цукерман, так что мне даже не пришлось менять её! Он был милым человеком, и нам было хорошо вместе, но он умер от рака.

Сейчас я много занимаюсь общественной работой как волонтёр, по мере сил помогаю людям. Я измеряю кровяное давление и помогаю в местном комиссионном магазине.

Мне доставляет радость каждое Рождество раздавать маленькую брошюру под названием «Рождество – это еврейский праздник… По крайней мере, так должно быть». Я раздаю её тем, кого встречаю, у кого трудные времена, и радуюсь, потому что вижу: Иисус пришёл и для еврейского народа тоже!

Санта Клаус, возможно, существовал только в кошельке моей мамы, но Иисус, в отличие от Санты, – это реальность в моей жизни.

С этой и другими замечательными историями вы можете ознакомиться на сайте миссии «Евреи за Иисуса»: https://cis.jewsforjesus.org

Архив