+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 3, 2018 г.

Ты имеешь слова вечной жизни

Тео Леманн

Мне довелось однажды проповедовать в тюрьме в городе Фульсбюттель (Германия), где отбывают свой срок в основном террористы и убийцы. Конечно, я волновался и переживал. Должен, однако, отметить, что проблема была не в террористах и убийцах.

Проблема была в присутствующих на собрании тюремных священниках: один – от евангелической церкви, другой – от римско-католической.

Они слушали с каменными лицами, а после собрания напали на меня с обычным упрёком: так проповедовать нельзя!

Содержание моей проповеди было следующее: имеющий Христа имеет жизнь и будет спасён; не имеющий Христа не имеет жизни и погибнет.

Я ещё не закончил беседовать с заключёнными, как мои «коллеги по цеху» набросились на меня. Один из них сказал:

– Разве так можно?! Это так односторонне! И вообще, как можно заявлять, что человек без Иисуса – погибший человек?

На что я ответил:

– Так это же Сам Иисус так сказал!

– Да, но что значит «погиб», «спасён»?

– Разве вы не знаете про себя лично, спасены вы или нет? – спросил я.

– Нет...

– Значит, у вас нет главной, решающей основы для того, чтобы быть проповедником или священником.

Для него это было слишком. Он убежал. От паписта я отделался.

Итак, меня снова упрекнули в том, что проповедь моя была слишком резкой. Вместо того чтобы пригласить людей ко Христу, я якобы только отпугнул их от Него. Этого я, конечно, ни в коем случае не хотел. Но что же делать? Ведь это действительно так: Иисус требует от каждого из нас сделать выбор. А сделать выбор означает: одно выбрать, а другое отвергнуть. Сделать выбор означает, что моё мнение необязательно совпадёт с мнением других людей. Мнения людей по поводу Иисуса всегда расходятся: одни Его принимают, другие – отвергают. Одни следуют за Ним, другие – оставляют. Иисус Сам пережил это, ходя по земле.

В шестой главе Евангелия от Иоанна повествуется о том, как Иисус однажды переживал большой кризис. Кризис в данном случае означает разделение. Большинство Его последователей покинули Его. Сегодня в Германии ежедневно около одной тысячи человек отходит от евангелической церкви. Со дня воссоединения Германии церковь покинуло около 5 миллионов человек. Люди массами покидают церковь, потому что ей больше нечего сказать им.

Правда, во времена Иисуса мотив был иной. Люди отворачивались от Него, потому что не выносили того, что Он говорил им. Было время, когда толпа любила Его. Например, когда Иисус накормил 5 000 человек. Тогда все, конечно, были в восторге от Христа, бежали за Ним толпой. Тогда Иисус был героем дня. Они хотели сделать Его царём. Но потом заметили: Он, оказывается, не просто хочет нам что-то дать, Он хочет от нас что-то получить. Он не просто подарил нам что-то, Он и от нас чего-то требует. Он требует, чтобы мы верили в Него.

«Веруйте в Бога и в Меня веруйте», – говорит Иисус (Ин. 14:1). – «Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день» (Ин. 6:40).

После этого предложения начинается протест. Уже в 41-м и 42-м стихах шестой главы мы читаем: «Возроптали на Него иудеи за то, что Он сказал: „Я – хлеб, сошедший с небес“. И говорили: „Не Иисус ли это, сын Иосифа, Которого отца и мать мы знаем?“»

Когда Он давал им бесплатный хлеб, чтобы они насытились, им было всё равно, кто был Его отцом и из какой семьи Он был родом. Но сейчас, когда Он потребовал от них веры, они вдруг вспомнили: «Так мы же Его знаем! Это же сын Иосифа, плотника. В его мастерской мы всегда покупали стружку для наших морских свинок. А мама Его, Мария, – она же на кассе работает в супермаркете. А с Его сёстрами мы вместе на уроки танцев ходили. А с Иисусом мы ещё пару лет назад вместе в футбол гоняли. С чего это Он, сын плотника Иосифа, воображает Себя Сыном Божьим, и почему это мы должны в Него верить?» Как видите, верить в Иисуса всегда считалось чрезмерным, наглым требованием. В то время это было не легче, чем сегодня. Во всяком случае, как тогда, так и сегодня Иисус категорически заявляет: «Я – путь, и истина, и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14:6).

Такое заявление о Своей исключительности делал Сам Иисус. Здесь Он совершенно не толерантен. Если речь идёт о твоём спасении, искуплении, вечном блаженстве, то Он не признаёт ничего и никого другого, как только Самого Себя. Никакой другой религии, личности, философии или мировоззрения.

Такое заявление исключительности – первое, что для большинства людей считается неприемлемым, тем более сегодня, в эпоху эзотерики, когда все противоположности обнимают друг друга в гармонии, потому что все люди правы, и главная заповедь гласит: ты должен быть толерантным, поскольку никто единолично не обладает истиной. В эпоху Водолея, когда всё размыто и разбавлено, Иисус стоит в потоке времени как столп, об который разбиваются волны, разбрызгивая пену и злопыхательство возмущённого сопротивления.

А второе, что многие считают невыносимым в этом тотальном притязании Христа, это то, что Он, закончивший Свою жизнь на кресте, называет Себя единственным Спасителем мира. Идеал толпы – тот, кто даёт хлеб, а не тот, кто отдаёт свою жизнь. Толпа хочет «давателя» хлеба, «булочного» Иисуса, а не умирающего, отвергающего Самого Себя, требующего от нас самоотречения.

Как во времена Иисуса, так и сейчас: пока Он давал массам хлеб, они встречали Его аплодисментами, стекаясь большими толпами. Но стоило Ему заикнуться, что Он ждёт от них веры, их ряды тут же поредели.

Иисус сказал: «Я – хлеб жизни... Едящий хлеб этот будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира» (Ин. 6:48, 51).

Иисус говорит здесь о Своей смерти. Он хочет сказать, что мы можем жить только потому, что Он умер на кресте. Не успел Христос ещё закончить, как некоторые из слушателей начали возмущаться, – мол, так дело не пойдёт: «Многие из учеников Его, слыша то, говорили: „Какие странные слова! Кто может это слушать?“» (Ин. 6:60).

Интересно, как Иисус реагирует на эту критику. Он мог бы сказать: «О, извините, Я не хотел вас обидеть. Конечно, вам не нужно слишком серьёзно относиться ко всему этому. И если вам не хочется слушать о послушании, жертве, страданиях, смерти и кресте, то Я буду впредь проповедовать чуть мягче». Ведь так сегодня во многих вопросах поступает наша церковь: боясь кого-то обидеть, она молчит. Боясь кого-то потерять, она старается не сказать лишних слов о грехе, аде, суде, вечной погибели, покаянии. Боясь смутить кого-либо, она убирает всё «возмутительное» из проповеди и «распродаёт по дешёвке» свои служения.

В последнее время даже то, что Библия называет мерзостью, церкви выдают за прекрасное творение Божье. «Распродажа» церкви идёт полным ходом, но Христос никогда не продавал Себя по дешёвке. Он никогда ни на миллиметр не отступал от Своего утверждения: «Верующий в Меня имеет жизнь вечную» (Ин. 6:47). И когда они приступили к Нему, возмущаясь (60-й стих): «Какие странные слова! Кто может это слушать?», Он не сказал им: «Хорошо, Я исправлюсь. Я больше не буду говорить: „Верующий в Меня“, но вместо этого скажу: „Кто хоть немного верит в Меня“, или: „Если кто-то совсем не верит в Меня, но верит, что он хороший человек, то он имеет жизнь вечную“».

Нет, этого Он не сказал. Напротив, «Иисус, зная в Себе, что ученики Его ропщут на то, сказал им: „Это ли соблазняет вас?“» (Ин. 6:61). То есть вместо того, чтобы успокоить их, Он только раздувает пламя. Вместо того чтобы удержать учеников, чтобы они не разбежались, Он провоцирует их. Он проповедует всё более категорично, так как знает: только бескомпромиссная проповедь приведёт к радикальному покаянию и преданному следованию за Христом.

Иисус хочет иметь не поклонников, а последователей, которые будут слушаться Его одного, невзирая на потери, людей или силы мира сего, даже если будет трудно и если жизнь со Христом принесёт страдания. Поняв это, толпа разочаровалась в Иисусе и разбежалась. Мы читаем в стихе 66: «С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним».

Лидер партии, видя, как разбегаются его последователи, попытается как-то удержать их: поменять курс, убавить шаг, предложить какой-то компромисс. Иисус такой попытки не предпринимает. Он же не лидер партии, чтобы добиваться расположения своих товарищей. Он – Сын Божий, олицетворение истины. Он не сказал: «Я знаю истину», или: «Я имею истину». Он сказал: «Я – истина». А истина никогда не продаёт себя. Истина не может быть сегодня такой, а завтра другой. Она сегодня, завтра и всегда одинаковая. И если Иисус один раз сказал, что хочет, чтобы мы полностью принадлежали Ему душой и телом, то Он не может в другой раз сказать, что будет рад хотя бы частичке нашей жизни, если мы будем время от времени ходить в церковь. Ну, а если у нас вдруг случится любовь на стороне, ну, или там небольшая вынужденная ложь, то Он не будет мелочиться. Главное, что мы считаемся христианами. А насчёт Его слов – их не нужно понимать так буквально.

Нет! Так Иисус ни с кем не сюсюкался. С чего это мы взяли, что Иисус был недостаточно умён, чтобы выражаться ясно? Ведь Он сказал: «Возлюби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всей душой твоей, и всей крепостью твоей, и всем разумением твоим». А это довольно ясные слова, очень даже однозначные. Он вовсе не разрешал тебе быть христианином не от всего сердца. Напротив, Он в самых резких выражениях осуждал половинчатость: «Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч. О, если бы ты был холоден или горяч! Но как ты тёпл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр. 3:15–16). Это очень резкие слова.

Однако Он не сгладил ни одного-единственного из Своих резких слов. Не отменил ни одного из Своих радикальных требований. Даже рискуя тем, что будет покинут всеми Своими последователями, которым не нравилась такая резкость. Если лидер настолько радикален, то неудивительно, что в один прекрасный день он останется один-одинёшенек. Так и произошло с Иисусом. С Ним остались лишь Его двенадцать учеников. Но Он не умолял их: «Друзья, останьтесь хоть вы со Мной!» Нет, в тот момент, когда все ушли от Него, Он поворачивается к ученикам, смотрит им прямо в глаза и спрашивает: «А вы? Какие у вас планы? Не хотите ли и вы покинуть Меня?»

Он предоставил Своим двенадцати ученикам право выбора: остаться с Ним или уйти. И вам Он предоставляет это право. Иисус действительно Царь, Он – Господь. Он не бегает за вами, как попрошайка, не умоляет: «Пожалуйста, будь так добр, последуй за Мной хоть немножко». Не думай, что ты сделаешь Иисусу одолжение, если покаешься. Всё как раз наоборот: это Он делает тебе одолжение, предлагая вечную жизнь. Прошу тебя: подумай, кто ты и в какой ситуации ты находишься! Ты находишься на суде Божьем, против тебя выдвигается обвинение. Ты по всей справедливости заслужил Божье наказание, потому что служил Богу недостаточно усердно, не воздал Ему славу, нарушил Его заповеди. Потому что ты – грешник.

«Что значит грешник? – скажете вы. – Даже не знаю почему это я грешник? Честно, я не знаю, где в моей жизни присутствует грех». Правда, нет? Тогда позволь задать тебе один-единственный вопрос. В Библии написано: «Возлюби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всей душой твоей, и всей крепостью твоей, и всем разумением твоим и ближнего твоего, как самого себя».

Так что? Ты всегда любишь твоего ближнего, как самого себя? Вот видишь. Если ты имеешь хоть искорку искренности и самопознания, то должен признать, что не исполнил эту заповедь. И одной этой фразы из Библии достаточно, чтобы доказать тебе, что ты – грешник. И хотя ты виноват перед Богом, Бог придумал план, чтобы избавить тебя от наказания. Бог любит тебя и поэтому хочет спасти тебя, а не наказать. Он послал Сына Своего Иисуса Христа, и на кресте Иисус умер вместо тебя. Он взял на Себя наказание, которое должен был понести ты, – смертную казнь. И если ты веришь в Иисуса, то ты спасён.

Иисус как молниеотвод направил на Себя наказание, которое заслужил ты. И я спрашиваю тебя: какое ещё доказательство Божьей любви тебе нужно? Что ещё должен сделать Бог, чтобы доказать Свою любовь? Разве есть нечто большее, чем сделать Своего Сына козлом отпущения, Агнцем Божьим, Который берёт на Себя грех мира?

Если ты не хочешь этому верить или больше не желаешь учить и проповедовать эту истину, то ты можешь идти своим путём без Иисуса. И Он не будет держать тебя, так же как не держал Своих учеников. «А вы? Вы тоже хотите покинуть Меня?» И в такой кризисный момент жизни Иисуса Пётр отвечает Ему, и с этим ответом восходит солнце: «Господи! К кому нам идти? Ты имеешь слова вечной жизни; и мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живого» (Ин. 6:68–69).

Интересно, что ученики, оставившие Иисуса, приводят аргумент: «Его слова слишком резкие и невыносимые». А ученики, оставшиеся с Иисусом, находят в тех же словах вечную жизнь: «Ты имеешь слова вечной жизни». Так по-разному люди слышат одни и те же слова в зависимости от того, готовы ли они быть послушными или нет. Ведь только послушный узнает, что Иисус говорит правду. И поэтому Иисус сказал тогда ученикам и говорит сегодня и нам: «Не хотите ли и вы отойти?» Двенадцать учеников не хотели и не могли уйти. Поняв однажды, что Иисус – Сын Божий, человек уже никогда не сможет уйти от Него.

Пётр ясно понял: жизнь без Иисуса – не жизнь. Поэтому он говорит: «Господи! К кому нам идти? Ты имеешь слова вечной жизни». Я – как Пётр. Я не могу себе представить жизнь без Иисуса. Иисус – смысл моей жизни, масштаб моей жизни, без Него я – ничто, без Него у меня ничего не получится, без Него моя жизнь невозможна, а будущее – немыслимо; моё будущее, в том числе и мой последний день.

В день, в который я умру, я не буду один. Иисус будет со мной, Он положит мне на лоб Свою ладонь.

В последний день Он воскресит меня из мёртвых и выведет меня из тьмы смерти через суд в полный свет Божьей вечности.

«Верующий в Меня имеет жизнь вечную... И Я воскрешу его в последний день», – говорит Иисус. Это слова вечной жизни.

За всю свою жизнь я прочитал несметное количество книг. Но я не знаю ни одного философа и ни одного поэта, который сказал бы такие слова, который осмелился бы сказать такое. Ведь перед лицом смерти все бессильны. И я не знаю никакого человеческого оплота, который смог бы мне помочь перед лицом смерти. Мне для моей жизни и для смертного часа достаточно слов Иисуса, сказанных в 40-м стихе: «Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день».

Это – слова вечной жизни. Эти слова мы имеем, потому что Дух Святой позаботился о том, чтобы они были записаны в Библии словами и буквами, как сказал Лютер: «Бог присутствует во всех Своих словах и слогах». Поэтому глупые разговоры о «вере в букву» так же бессмысленны, как и чушь о «мёртвой букве», тем более что в Библии об этом ничего не написано. В Библии говорится о «смертоносных», «убивающих» буквах. Слава Богу, что у нас есть Писание, Священное Писание, без которого мы ничего не знали бы об Иисусе. Поэтому Иисус сказал: «Исследуйте Писания, ибо вы думаете через них иметь жизнь вечную; а они свидетельствуют обо Мне» (Ин. 5:39).

Без Писания мы не знали бы слов вечной жизни, например, слов: «Прощаются тебе грехи твои». В этих словах заключается всё Евангелие, а значит, и сердце Реформации.

Реформация проистекла из душепопечения. Душепопечение – это не просто консультация в вопросах жизненных ситуаций. В душепопечении речь идёт о вечной жизни, о вопросе, который Лютер называет самым важным из всех вопросов: будет ли Бог милостив ко мне? Как мне, грешнику, строить свою жизнь так, чтобы не бояться Божьего суда? Как избавиться от грехов? Как получить прощение? Ответ – верой в Иисуса.

То, что говорит Иисус, имеет силу навеки. Если ты исповедуешь Ему свои грехи и Он скажет тебе устами одного из Своих служителей: «Прощаются тебе грехи твои», то эти слова имеют силу навеки. Ты услышал самые прекрасные и самые важные слова, какие только можно сказать человеку. «Прощаются тебе грехи твои». Это слова вечной жизни.

Лютер сказал по этому поводу следующее: «Там, где прощение,там жизнь и блаженство». Освобождение от греха было самым главным для Лютера, центральным элементом Реформации. Поэтому давайте сохраним лозунг Sola Scriptura – «только Писание» и скажем вместе с Лютером: «Писание есть Слово Божье, а не слово человека... Поэтому либо ты веришь во всё Писание, либо вообще не веришь». Вопрос ко всем нам: можем ли мы исповедовать вместе с апостолом Павлом: «Верую всему, написанному в законе и пророках»?

Давайте со смирением и благодарностью вместе с Петром скажем Иисусу, нашему Спасителю и Господу: «Ты имеешь слова вечной жизни!»

Аминь!

Архив