+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 1, 2018 г.

Пятая графа

Надежда Орлова

В последнее время стало привычным делом составлять списки грехов, якобы присущих разным народам по национальному признаку. Это не новость, было так и раньше, вспомните досужие разговоры, в которых каждый из нас участвовал: «А он (она) кто по национальности?» – «Ну-у, всё понятно...» – «Эти всегда были жадными (завистливыми, глупыми, мстительными, спесивыми)».

Сейчас такие же разговоры ведутся не сидящими на лавочке кумушками, сплёвывающими подсолнечную шелуху в паузах между растянутыми фразами, а экспертами на телеэкранах, втягивающими в агрессивные дискуссии доверчивых зрителей, в общем-то желающих быть втянутыми.

Вопрос о национальной принадлежности всегда находился под пристальным вниманием не только рядовых граждан, но и власти. Например, в СССР в личном листке по учёту кадров паспортных органов МВД, на основании которого выдавался паспорт, графа номер пять была предназначена как раз для указания национальности. Национальность указывалась во всех личных делах граждан во всех отделах кадров государственных организаций (а негосударственных тогда не было). В 1990-е годы графу отменили, потом вновь ввели, но на добровольной основе. В наше неспокойное время (а когда оно было спокойным?) вопрос о национальной принадлежности вновь обрёл актуальность.

* * *

Имеет ли грех национальность?

Может быть, действительно определённые виды пороков распределены между странами? Например, большинство наших читателей, благодаря фильму «Дитя мира», знает о том, что племя сауи, проживающее в Западном Папуа, особо ценит предательство, а мстительность присуща, например, корсиканцам, и это хорошо показал Проспер Мериме в своей новелле «Коломба».

Ясное дело, что подобные рассуждения – от лукавого, поскольку «нет праведного ни одного» (Рим. 3:10). Да и как может быть иначе, если все национальности были сокрыты в одном человеке – Адаме и получили греховное наследство от него же, а разделение по национальному признаку произошло у подножия Вавилонской башни. Можно возразить, что уже до этого были племена и народы, однако любой специалист по межкультурной коммуникации скажет, что национальность человека определяется в первую и главную очередь языком: на каком языке думаешь, такая у тебя и национальность. Это находим и в Библии: «И сказал Господь: „Вот, один народ и один у всех язык“» (Быт. 11:6). На рубеже XVIII и XIX веков жил в Берлине учёный Вильгельм фон Гумбольдт. Хороший был человек: дружил с Гёте и Шиллером, основал в родном городе университет и стал одним из основоположников языкознания. Он утверждал: «Количество слов в том или ином языке выражает содержание окружающего мира, а грамматика представляет собой внутреннюю организацию мышления». Ещё один умный человек, продолжатель дела Гумбольдта, Борис Серебренников, советский лингвист, утверждал, что язык формирует нацию, а национальные категории создают прочную основу языка. Это они про что? Про то, что многообразие языков, полученных как наказание за гордость и кощунство: «построим себе город и башню высотою до небес» (Быт. 11:4), образовало пропасти между национальностями, преодолеть которые люди не могут в принципе. Это про непонимание на физиологическом уровне – разные языки образуют разные нейронные связи в мозге человека. Приговор Творца: «сойдём же и смешаем там язык их так, чтобы один не понимал речи другого» (Быт. 11:7), – это не только об отсутствии понимания, потому что слова незнакомые (тут же возникла профессия переводчика). Это непонимание на уровне мышления, взгляда на мир, традиций, ценностей – непонимание на уровне того, что называют «менталитетом». Люди этой разницей, этим непониманием гордятся. Это называется «национальной самоидентификацией». Действительно, не можешь изменить ситуацию – привыкай и радуйся. В истории были попытки каким-то образом создать интернационал и стереть национальные границы, но, увы, всё было бесполезно. После, казалось бы, триумфа в решении национального вопроса дело оборачивалось ещё большим всплеском национализма (вспомните развал СССР и межэтническую резню в бывших «братских» республиках).

* * *

Когда-то грех разделил человека и его Творца, затем брата с братом. Быть может, уже Каин и Авель принадлежали к разным национальностям и говорили на разных языках? Конечно, наречие у них было одно, но уж менталитет-то точно отличался. Поэтому «стройка века», Вавилонская башня, и разделение языков явились логическим продолжением отношений людей с Богом и друг с другом. И в наши дни отсутствие единства и понимания мы сравниванием с разговором двух иностранцев. «Они говорят на разных языках», – говорим мы. А сколько поговорок есть на этот счёт: «Я тебе про Ивана, а ты мне про болвана»; «Я говорю про попа, ты про попадью, а он про попову дочку»; «Я ему про ремень, а он мне про лыко»; «Я ему про Фому, а он про Ерёму»; «Я про сапоги, а он про пироги».

В большинстве случаев за непониманием стоит нежелание понимать. Благодаря социальным сетям, каждый может заглянуть в мир знакомых и незнакомых людей. Особый интерес представляют не многочисленные фотографии в ресторанных интерьерах, на шикарных пляжах и на фоне Эйфелевой башни (Ниагарского водопада, Великой Китайской стены и пр.), а умные, даже заумные статусы. По нашей теме мне встретились такие: если вас не понимают, значит, им нужны не вы; не надо меня понимать, дайте покапризничать; не трудитесь меня понимать, тем более говорить об этом вслух; лучше, чем я сама, меня никто не поймёт; требуется переводчик с «мужского» («женского») на русский. При всей карикатурной претензии на «утомлённую мудрость» отчётливо видно, что каждая строчка написана эгоистами и гордецами.

Вот ведь беда: закон сохранения энергии и вещества – если где что отнимется, то в другом месте прибавится – в случае с грехом не работает. Человек сеет вокруг себя грех, он умножается в других, но и в первоисточнике меньше не становится. Люди закольцованы грехом, они не в состоянии разорвать порочный круг. Однако то, что невозможно людям, возможно Богу (Лк. 18:27). Не случайно сошествие Духа Святого сопровождалось объединением наций – апостолы заговорили на языках, понятных всем окружающим, хотя друг для друга они оставались иностранцами.

Грех разъединяет, Господь соединяет. И как спасение во Христе Иисусе не имеет национальности – «нет ни эллина, ни иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, скифа, раба, свободного, но всё и во всём Христос» (Кол. 3:11), так и грех интернационален, поскольку вошёл в мир ещё задолго до появления народов, племён, наций – «одним человеком грех вошёл в мир» (Рим. 5:12).

* * *

В своих небесных видениях Иоанн Богослов видел людей разных национальностей: «После этого взглянул я: и вот, великое множество людей, которого никто не мог перечесть, из всех племён, и колен, и народов, и языков стояло пред престолом и пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями в руках своих» (Откр. 7:9), но так он и не сказал, что было написано в пятой графе личного дела Невесты Агнца.

Архив