+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 1, 2018 г.

Не судите меня строго

Лариса Похилко

Я давно хотела написать вам о своём обращении к Богу, но всё не решалась. Подтолкнуло меня к этому свидетельство в вашем журнале.

Родилась я в городе Корюковка Черниговской области. Для мамы я была нежеланным ребёнком, но отец был рад моему рождению и дал мне имя Лариса. Обделённая материнской любовью, я придумывала и рассказывала людям разные истории. Говорила, что я не родная дочь и ищу своих родителей. Когда мой обман раскрывался, меня наказывали. А мне всего лишь хотелось любви и внимания!

Будучи студенткой, я познакомилась со своим будущим мужем Александром. Мы недолго встречались, и он сделал мне предложение. «Вот оно – счастье! – подумала я. – Наконецто и у меня наступят светлые и розовые дни!» Но увы! Когда Александр познакомил меня со своими родителями и его мама узнала о наших намерениях, то я услышала от неё, что она хотела богатую невестку – с квартирой и машиной. Я же из бедной семьи, да и отец к тому времени уже умер. Я была так наивна, что сказанные матерью Александра слова приняла за шутку.

После свадьбы моя жизнь текла по расписанию свекрови. Я старалась найти подход к ней, но все мои усилия были напрасны. Я чувствовала себя чужой.

Через три года у нас родился сын Ярославль – в день рождения мужа. Я думала, что, может быть, теперь меня полюбят и примут в семью. Но глубоко заблуждалась. Долгожданный мир так и не наступил. Напротив, ссоры и скандалы участились. К тому же муж начал пить и поднимать на меня руку. В это время в нашем доме всё чаще стал появляться друг мужа, который начал ухаживать за мной. (Его, как я об этом позже узнала, наняла моя свекровь c целью расстроить наш брак.) Всё это мне не нравилось, и я не раз говорила об этом родителям и мужу, но меня не слушали.

Друг мужа, который был свидетелем наших семейных ссор, посоветовал мне бросить мужа и выйти за него замуж. Я согласилась, подумав, что, может, с ним получится создать хорошую семью. Мы уехали из Киева и стали жить у моей мамы. Поначалу всё шло хорошо: сын Ярославль подрастал, муж устроился на работу. Спустя несколько месяцев мужу позвонили из Киева и сообщили о том, что его отцу плохо и что он срочно должен приехать. Муж уехал. Я жила надеждой на то, что он скоро вернётся. Но время шло, а он не возвращался. Тогда я решила сама поехать к нему. Когда я приехала в Киев, то соседи родителей мужа открыли мне глаза: «О доченька, всё здесь куплено и устроено твоей свекровью. У тебя ничего не получится». Мой мир рухнул после услышанного.

Я вернулась домой, к маме. Но вскоре мама вышла замуж второй раз, и я с сыном стали ей мешать. Она сказала мне, чтобы я устраивала свою жизнь сама.

Мне пришлось уехать в Киев. Здесь я долго не могла устроиться на работу. Куда бы я ни обращалась, везде слышала отказ. Жили мы с сыном на центральном вокзале, есть было нечего, и я была рада кусочку хлеба, «упавшему со стола». Это и было нашим пропитанием. Я в первую очередь кормила сына, тщательно пережёвывая для него пищу. От такой тяжёлой жизни часто приходили мысли: «Пусть я умру, но сыночек мой...» От безысходности я решила обратиться за помощью к своей бывшей свекрови. В течение недели мы устроили Ярославчика в детский сад. Я приходила к нему каждый день, чтобы пообщаться с ним, так как жила на вокзале, а сын – у свекрови. Как-то, придя в садик, я не застала сына. Я приходила и в последующие дни в надежде увидеть его, но всё безрезультатно. От отчаяния мне хотелось кричать. Я сидела на скамейке во дворе садика и плакала от бессилия. В это время проходила женщина. Подойдя ко мне, она поинтересовалась, почему я плачу. Я ей всё рассказала, и женщина предложила мне пожить у неё. У неё было две дочери – пятнадцати и десяти лет. Муж её сидел в тюрьме. Женщина страдала астмой, и в её квартире было много шприцев, медикаментов и какой-то травы. Сначала я думала, что она медицинский работник, но, как оказалось, она была наркоманкой. В её квартире всегда было много людей.

Я устроилась на работу. Тем временем свекровь подала иск в суд на лишение меня родительских прав. На суде присутствовала сестра свекрови, её соседка и ещё несколько купленных свекровью свидетелей. Но об этом я узнала позже. Меня лишили материнских прав и хотели заставить покинуть город. Но потом мне всё-таки разрешили остаться в Киеве. Я вышла из здания суда и решила броситься под машину. Водитель успел остановить машину и с криком подбежал ко мне: «Тебе что, жить надоело?»

Я ответила: «А где она, жизнь, покажи мне, где она?» Водитель, наверное, подумал, что я душевнобольная. Он уехал, покрутив пальцем у виска. Вернувшись в квартиру, я рассказала женщине о случившемся. Она предложила сделать мне успокоительный укол. Сказала, чтобы я не переживала, что такие же уколы она и себе делает. Я согласилась, но после этого я уже не могла жить без наркотиков. В моей душе творилось что-то непонятное. Работу я забросила, и жизнь моя покатилась в пропасть. Моё тело превратилось в вещь, которую мог взять каждый, кому не лень. И чтобы как-то отвлечься от мрачных мыслей, я ездила в трамвае до конечной остановки маршрута и обратно. Эти поездки на время помогали мне забыться. Но так как жить было негде, мне приходилось возвращаться в квартиру, которая превратилась в настоящий притон. В квартире стоял неприятный запах ацетона и пота людей, которые вводили наркотики, пытаясь попасть в вену, чтобы забыться хотя бы на время. К этой женщине за наркотиками приезжали также богатые люди. Я часто задавалась вопросом: чего же им не хватает, ведь у них всё есть: и квартиры, и богатство? От безысходности я три раза пыталась покончить с собой: принимала таблетки, вешалась, резала вены. Но каждый раз кто-то мешал. Наверное, это Господь берёг меня.

Как-то я высказала женщине своё негодование по поводу того, что она посадила на иглу свою родную дочь и принуждает её заниматься проституцией. После этого женщина выгнала меня из квартиры.

На моём пути появился парень. Звали его Игорь. Он привёз меня к своей верующей маме Лидии Иосифовне. Здесь меня накормили и дали отдохнуть. Потом Лидия Иосифовна пригласила к себе верующего мужчину Михаила, который поговорил со мной, подарил мне Библию и пригласил в церковь. Библию я положила под подушку и каждые пять минут проверяла, не забрали ли у меня её. Проверяла даже тогда, когда ложилась спать. Я привыкла уже, что мне что-то дарят, а потом забирают. На следующий день мы поехали на богослужение в молитвенный дом, который находится по улице Пухова, 4. Домик был старенький. В зале висела большая раскрытая Библия. Когда я услышала пение хора, то сразу же решила, что буду приходить сюда слушать песни.

После богослужения меня познакомили с Петром Варфоломеевичем Кузьменко. Он старался донести до меня Слово Божье. Так я начала приближаться к Богу. Как-то мы смотрели фильм «Иисус», и одна сцена, где Иисуса ведут на распятие, меня настолько потрясла, что я, вскочив, закричала: «Безумцы, что вы делаете?» Моя реакция была неожиданной для всех. Меня усадили на скамейку и успокоили. Не понимала я, что Иисус совершил этот подвиг для того, чтобы спасти меня. Мне трудно было прийти к Богу, потому что я думала, что такого человека, как я, Господь не простит. И снова со мной беседовал Пётр Варфоломеевич. Наконец наступил долгожданный день моего избавления и спасения: 2 августа 1989 года, в свой день рождения, я покаялась в своих грехах. Господь подарил мне настоящую жизнь. У меня есть семья. В церкви я несу служение: пою в хоре, помогаю, где могу. Хочу быть полезной.

По молитвам многих ко мне вернулся сын Ярославль. У него уже своя семья. Правда, он и мой младший сын Марк ещё не с Господом. Но я верю, что Господь приведёт и их к Себе.

Сейчас я инвалид, без палочки ходить не могу. Но, слава Богу, Он всегда со мной и помогает мне!

Я прошу всех, кто будет читать это свидетельство, не судить меня строго за то, что у меня была такая жизнь. Я простила всем своим обидчикам и не держу зла на них. Я живу с Господом и другой жизни не хочу. Господь – упование моё и надежда моя!

Хочу пожелать всем родителям любить своих детей и воспитывать их с Божьей помощью.

Архив