+7 (999) 219 - 91 - 91
  inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 1, 2017 г.

Зная, веруем

Игорь Райхельгауз

Шестая глава Послания к римлянам – одна из самых таинственных глав Библии, раскрывающих нам тайны благодати. В то же время апостол Павел использует в ней три раза слово «знать», а «верить» встречается лишь один раз. Павел говорит о том, что есть несколько уровней реальности. В реальности первого уровня – простые факты жизни: мы знаем, что мёртвому человек у нестрашны никакие искушения (ст. 7); что раб исполняет приказания господина, которому он принадлежит, но если меняется господин, меняются и приказания, и действия раба (ст. 16). Однако есть и реальность другого уровня – духовная. Что-то сдвинулось во Вселенной, когда одного Человека на горе за Иерусалимом пригвоздили к кресту. Что-то ещё сдвинулось, когда оказалось, что склеп, где Его похоронили, пуст, а тяжёлый камень отвален. Точно так же, по словам Павла, что-то сдвигается во Вселенной, когда новый человек принимает крещение. Да, с одной стороны, он просто погружается в воду и выходит из неё. С другой – он погружается в абсолютно новую реальность, которая даёт ему потенциал прожить жизнь по-другому. Если ты принял крещение по вере в Иисуса, то грех – это больше не то, кто ты есть. Грех – это лишь то, что делаешь. И у тебя теперь есть выбор: жить для греха или жить для праведности. Можно ли сказать, что идея о нескольких уровнях реальности ненаучна? Разве наука не говорит нам то же самое? Я могу сказать: «Я вижу стол. На столе лежит яблоко». Однако любой физик расскажет нам, что на самом деле нет никакого стола и никакого яблока. Есть лишь движение элементарных частиц, с одной стороны − хаотичное, а с другой – упорядоченное. А то, что, как мне кажется, я вижу, – это химические реакции, происходящие в головном мозге под влиянием излучения. Энергия первична, а материя вторична...

Так что же ненаучно в идее о духовной реальности? Да, она вне досягаемости для научных методов познания Вселенной. Но противоречия меж ду наукой и религией, между знанием и верой на самом деле нет. Апостол Павел был человеком высокообразованным как в светском, так и в духовном плане. И для него научное познание мира не противоречило познанию ду ховных истин, содержащихся в Библии. Он видел в этом два дополняющих и обогащающих друг друга процесса, поэтому написал: «Ибо невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы, так что они безответны» (Рим. 1:20).

Я радуюсь тому, что в церковь приходит новое поколение христиан, для которых знание и вера – не взаимоисключающие, а дополняющие друг друга понятия. Поколение, способное заявить словами и жизнью, что человек – не только высокоразвитое животное, но и существо, несущее в себе искру Божью. Поколение, способное свои знания точно так же, как и свои тела, употребить не на служение злу и греху, но отдать их «Богу... как орудия праведности» (Рим. 6:13) и вместе с апостолом сказать: «Зная, веруем...»

Однако одних только знаний не достаточно, чтобы донести весть о благодати Христовой до людей вокруг нас. Интересно взглянуть на то, как апостол, записавший для нас великие истины о благодати, сам доносил их до своих современников. Вот два примера из жизни Павла, записанные в книге Деяния апостолов: «Через несколько дней Феликс, придя с Друзиллой, женой своей, иудейкой, призвал Павла и слушал его о вере во Христа Иисуса. И как он говорил о правде, о воздержании и о будущем суде, то Феликс пришёл в страх и отвечал: „Теперь пойди, а когда найду время, позову тебя“. Притом же надеялся он, что Павел даст ему денег, чтобы отпустил его; поэтому часто призывал его и беседовал с ним» (Деян. 24:24–26).

Во-первых, интересно, что тот же самый Павел, который возвестил, что мы спасаемся по благодати «и сие не от дел», написал: «…cпасаетесь, если преподанного держитесь так, как я благовествовал вам». Павел говорил Феликсу о вере во Христа. В то же время слова о праведном образе жизни, о воздержании и суде были частью послания о вере. Более того, Павел, видимо, не стеснялся в выражениях. Феликс пришёл с женой Друзиллой. Она была иудейкой, дочерью Агриппы Второго. Ранее Феликс убедил Друзиллу развестись с первым мужем и выйти замуж за него. Большинство из нас, свидетельс твуя о Хрис те такой паре, постарались бы избегать острых углов, по крайней мере, в первом разговоре. У Павла таких проблем явно не было. Он без стеснения резал правду-матку о праведном образе жизни, контроле над страстями и грядущем суде над грешниками, – так что Феликс явно почувствовал себя неудобно и поспешил закончить разговор. Что ж, если потеря части слушателей была ценой за проповедь неурезанного Евангелия, Павел готов был эту цену платить. А вот взятку, которую так ожидал получить Феликс, Павел был не готов заплатить. Возможно, ещё более яркий пример: как Павел донёс послание благодати до темничного стража: «Но Павел возгласил громким голосом, говоря: „Не делай себе никакого зла, ибо все мы здесь“» (Деян. 16:28).

Выбор между добром и злом – это всегда выбор между «долгосрочной перспективой» и «краткосрочной выгодой». Зло сулит наслаждение краткосрочным благом, но лишает нас благ долгосрочных и вечных. При всём ужасе самоубийства, оно представлялось темничному стражу меньшим злом, чем позор и мучительная казнь в случае, если его признают виновным в побеге заключённых. Разумеется, Павел, который был рядом, видел, что этот поступок нанесёт непоправимый вред душе темничного стража. «Не делай себе никакого зла», – закричал он. «Веруй в Господа Иисуса Христа» (ст. 31), – прибавил он, когда страж успокоился, увидев, что на самом деле всё не так страшно, как рисовало ему воображение в роковой момент. «Не делай себе никакого зла» – это послание церковь старается донести до людей. Ведь каждый, кто делает зло, делает его прежде всего себе: своей бессмертной душе, часто и своему собственному телу.

«Веруй в Господа Иисуса Христа, и спасён будешь» – второй и главный призыв. Интересно, между этими двумя призывами есть слова-мост: «ибо все мы здесь». Они были рядом, когда больше всего этот солдат нуждался в том, чтобы они, его заключённые, были здесь. Их слова о спасении не имели бы никакого смысла, да и не было бы у них никакой возможности сказать ему эти слова, если бы они не были ЗДЕСЬ.

Нас в этом мире окружают люди, которые причиняют себе зло. Мы призываем их прекратить это и уверовать. Но ЗДЕСЬ ли мы, когда они нуждаются в нас? Или мы гдето ТАМ, на своей духовной высоте, снисходительно и свысока смотрим на них, забыв, что сами когда-то валялись в такой же грязи, а если не валялись, то только по милости Бога, Который сохранил нас. Весть о спасающей благодати – о том, во что мы, зная, веруем, можно донести, только если все мы – ЗДЕСЬ.

Архив