+7 (905) 200-45-00
inforussia@lio.ru

Вера и Жизнь 4, 1995 г.

Из поэтических тетрадей

КОЛОКОЛ ВОСПОМИНАНИЙ
Яков Бузинной
    
В душе бьет колокол воспоминаний,
И смотрят в нас из вечности глаза
Тех, кто прошел тернистый путь страданий
И верным кто остался до конца.
    
Их тюрьмы и гоненья не сломили,
Была им тяжесть благостна Креста,
Они свои страдания сносили
За Слово Божье, за любовь Христа!
    
Путь на Голгофу, где Его распяли,
Политый Кровью много лет назад,
Они на русских землях продолжали,
Неся в душе прощальный Божий взгляд.
  
В снегах Сибири, в Казахстане знойном,
По горным тропам и в глухих лесах
Перекликались грустно перезвоны –
То наших братьев гнали в кандалах.
    
А звон другой, соборный, «правый», «славный»,
Анафему спешил им отзвенеть,
Грозило тюрьмами самодержавье
Баптизм из памяти людской стереть.
    
Но тщетно... Свет живой Христовой веры
Дух негасимым пламенем зажег,
И леденящий, злой сибирский ветер
Уже сердец тех охладить не мог.
   
Напрасно в ярости Победоносцев
Рассвет топтал... Зарю не погасить!
День разгорался, ночь в единоборстве
Была его бессильна победить.
    
Простой народ и люди высшей знати
Передавали весть из уст в уста,
Что и на Русь пришел день благодати,
И принимали с радостью Христа.
  
И славили Его с благодареньем,
Спешили с дерзновением служить,
И никакие скорби и гоненья
Их не могли с Иисусом разлучить.
 
Они Его любили беззаветно,
Сердца их были радостью полны,
Они хотели, чтоб через столетье
Любили Бога всей душой и мы.
 
В душе бьет колокол воспоминаний,
И смотрят в нас из вечности глаза
Тех, кто прошел тернистый путь страданий
И верным кто остался до конца!

«Поминайте наставников ваших, которые проповедывали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их». Евр. 13:7


ПАМЯТЬ

Крепость, глухое безмолвие, холод,
Тусклое небо в стальную решетку,
Длинные-длинные будни и голод,
В камере грязь, и на теле чесотка.
    
Кровь на лице от жестоких побоев,
Жгучая плеть и допросы за дверью –
Это за истину Божьего Слова,
За непреклонную, твердую веру!
    
А над страной возвышался двуглаво
Гордый орел – символ церкви и трона,
И попирали свободу и право
Две головы под единой короной.
    
Всюду набатом соборы звонили,
В храмах Христову любовь прославляли,
А за любовь эту в камерах гнили
Те, кто в сердца ее с верой приняли.
    
Много их было, правдивых и честных,
Жизни за правое дело отдавших,
Братьев известных и неизвестных,
Память оставивших в памяти нашей.
    

МАТЕРИНСКАЯ СЛЕЗА

Ты вспоминаешь мать родную – 
Простую, добрую, седую?
Ее любовь была всегда,
Как родниковая вода:
Чиста, ясна и бесконечна,
Как жизнь земная, быстротечна!
Давно ль ходил ты в распашонке,
А мать брала твои ручонки,
И «Отче наш» ты повторял,
И на коленях с ней стоял...
Но детство быстро миновало,
Ты повзрослел и возмужал,
Себе широкий путь избрал
И Бога больше не искал.
Не раз безмолвные укоры
Читал ты в материнском взоре.
Она надеялась, ждала...
И, огорченная, ушла –
Господь позвал святую в вечность.
А ты зажил легко, беспечно.
Укоры, просьбы – все закрыл
Зеленый холм среди могил.
Но о тебе мать не забыла:
Недаром на ее могиле
Блестит обильная роса,
Как материнская слеза.


НА ЖАТВУ!
Фаина Бородина
    
Как обильно нива побелела,
Словно седина на склоне лет...
На просторах Родины поспела
Жатва – только делателей нет.
    
По уши в языческих преданьях
Православно-культовая Русь.
Все мы в ней от одного Адама:
Осетин, чуваш иль белорус.
    
Сотнею, наверно, не измерить
Наций и народностей в стране,
Но не меньше вер и суеверий,
Лжеучений и религий в ней.
    
Кто-то зажигает с маслом плошку,
Молится иконе горячо, 
Кто-то испугался черной кошки
И плюет чрез левое плечо.
    
Даже домовому ставят пищу,
Чтоб не очень агрессивно жил,
И у экстрасенса силу ищут,
Чтоб от всех скорбей заворожил.
    
Миллионы на Руси заблудших,
Не читавших Слово о Христе.
Очень жаждут стать духовно лучше
И стучат в ворота, да не в те...
    
И кричит реклама отовсюду:
Йоги и астрологи вас ждут.
Бьют колокола и, словно в чудо,
В кельи монастырские зовут.
    
В платные обряды приглашают
Золотом церковного креста,
Звездную судьбу провозглашают,
А ведут... подальше от Христа.
  
Спорить с ними нас никто не просит.
Дело это – вроде не мое.
Вот и осыпаются колосья,
И жиреет в поле воронье.
    
О заблудших мы молиться будем,
Видно, время выпало и нам,
Чтоб идти, торить дорогу людям,
Как ходил Креститель Иоанн.


Ирины Котельникова
    
Люди, не имеющие Бога!
Люди, потерявшие себя
На житейской гибельной дороге,
Слушайте: наступит день суда.
    
Слушайте: наступит день последний,
И огнем оплавится черта,
Отделяя смертных от бессмертных,
Что склонились ныне у Креста.
   
Люди, не имеющие Бога!
Слушайте предсмертный стон Христа...
Пронзены гвоздями Божьи ноги,
Правая и левая рука!
    
Слушайте же, люди, и смотрите,
Торопливо глаз не отводя,
На кресте страдает ваш Спаситель!
Он за вас страдает, вас любя.
    
Люди, не имеющие Бога!
Прикоснитесь к этому Кресту.
Неужели сердце в вас не дрогнет,
Сострадая искренне Христу?
    
Он на Крест вознес грехи все ваши,
Кровью заплатил за вас святой!
Бог, испивший в Иисусе чашу,
Примиряет в Сыне нас с Собой.
 
Люди, не имеющие Бога!
Срок последний ведом лишь Отцу.
Может, этой ночью будет поздно
Обратиться к нашему Творцу.
    
Для Любви и Слова Благовестья
Отворите грешные сердца!
Люди, может, я последний вестник,
Посланный за час к вам до конца...

        
* * *

Подумай, отвергающий Христа,
Не тем ли и тебе воздастся Богом,
Когда займутся первые места
Последними на жизненной дороге.
  
Надеешься, тебя Он призовет
За напускную праведность и славу?
Что Он так милосерден, что спасет
Тебя по человеческому праву?
    
Не заблуждайся, в глупости своей
Ты стал слепым, увы... не от рожденья.
Ты возопишь бессильно, фарисей,
Когда твой недруг скроется за дверью.
    
Тот мытарь грешный, что себя бьет в грудь,
Не смея взора возвести на небо,
Получит Царство вовсе не за труд –
Получит Царство Божие за веру.

Архив