+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Тропинка 3, 2018 г.

Мишуткина совесть

Людмила Калашникова

Жил в одном городе мальчик Миша с мамой, па­ пой и бабушкой. И рос он послушным ребёнком, вот только каждое утро неохотно вставал, чтобы идти в детский садик. Но уговоры бабушки были всегда так убедительны, что он сразу же им уступал и, слад­ ко потягиваясь, топал в ванную чистить зубы. И так было изо дня в день: из дома в садик, из садика до­ мой. Кому такая однообразная жизнь понравится?

«Хорошо другим ребятам, с ними разные при­ ключения случаются, – подумал Миша. – Вот бы и мне хоть разочек попасть в какое­нибудь при­ ключение, хотя бы маленькое». Подошёл он к ба­ бушке и как бы между прочим спросил:

– Бабуля, а что надо сделать, чтобы со мной случилось настоящее приключение?

– Приключение? – переспросила, рас­ терявшись, бабушка. – Не знаю, Мишутка, я над этим как­то и не задумывалась. На­ верное, его нужно просто ждать, и тогда приключение рано или поздно обязатель­ но случится.

И мальчик начал терпеливо ожидать его прихода. И вот приключение возьми да и явись к нему прямо в день рождения, буд­то и его приглашали на праздник! Весёлые гости дружно доели большой торт с кремом, на котором было пять ярких свечей, и нехотя стали расходить­ ся по домам.

Да что там торт! Ведь Мише столько всего пода­ рили! Вот тут­то всё и началось, когда внук и бабуш­ ка стали внимательнее рассматривать каждый из подарков. Мишин друг Никита подарил огромную коробку с картонными кубиками, на которых красо­ вались большие весёлые буквы.

Мальчик был очень рад этому подарку! Он сразу же уселся на паркет складывать знакомые слова: ма­ ма, папа, Миша, каша. Нет, так неинтересно!

– Бабуля, подскажи­ка мне, пожалуйста, какое­нибудь новое слово, чтобы оно было и трудное, и важное, – попросил с серьёзным видом Миша.

– Хорошо, – согласилась бабушка и, поду­ мав, предложила: – Сложи­ка ты правильно ну, например, слово «совесть». Очень важное в жизни слово.

И, оставив внука одного в комнате, ушла по своим делам. «Совесть?! Да разве оно труд­ ное? Там же всего семь букв!» – быстренько сосчитал на пальцах Миша и принялся за ра­ боту. Не очень долго, но ему всё же пришлось повозиться, пока нужное слово ровненьким поездом было выложено перед глазами. И ес­ ли бы упрямый «мягкий знак» так не прятался между остальными буквами, он бы управился намного быстрее.

Ну, вот и готово! «С­О­В­Е­С­Т­Ь», – про­ читал он ещё раз сложенное слово. И тут бы ему взяться складывать что­то другое, но нет, захотелось Мише узнать, какая она, эта совесть. Картошка, например, вкусная, мя­ чик – круглый, радуга на небе – красивая, а машина – быстрая. Но вот что такое «со­ весть»? Бабушка сказала, что она важна в жизни. Может, она такая большая и глу­бокая, как море, на берегу которого Ми­ ша летом отдыхал с родителями, а мо­ жет, такая интересная, как, например, цирк? Однако Миша так и не смог пред­ставить себе эту «совесть» и побежал со своим вопросом к бабушке на кухню, где устроил ей настоящий допрос:

– Слово я твоё сложил. Только скажи теперь мне, бабуля, а какая она из себя, эта «совесть», и на что похожа? Почему она в жизни важная? Бабушка улыбнулась, глядя в любопытные глаза внука, и не спеша ответила:

– Ну как тебе объяснить это, чтобы ты по­нял? Если бы взрослые этим интересова­ лись больше... – вздохнула она. – А ты ещё маленький.

– Ну и что, что маленький?! Так, как знаешь, и скажи, – настаивал Миша. – Я хочу знать. Ко­го же мне ещё спросить?

– И верно! – вдруг согласилась с ним ба­ бушка. – Ну, тогда слушай внимательно.

Миша присел на стул и весь превратился в слух.

– Совесть, Мишутка, как и сердце, нам са­ мим Богом дана. Она есть у каждого: у детей и взрослых, у мальчиков и девочек, у богатых и бедных, у чернокожих и белокожих. Господь любит всех людей одинаково, потому что мы Его творение, и Он хочет, чтобы у нас всегда была добрая совесть. Но она, к со­ жалению, у разных людей очень разная бывает. Хорошо, если совесть чистая, как прозрачная вода. Легко тогда на душе. И очень плохо, если её чем­то плохим замарают. Быва­ет ещё она бодрствующая – это значит, всегда на страже стоит, как солдат. А есть и дремлющая, ле­ нивая или, ещё хуже, крепко спящая. Тогда её нужно обязательно разбудить, а то быть беде. Встречают­ ся люди, у которых совесть долго молчала, но потом начала кричать, не давая им покоя, и это гораздо лучше, чем молчащая совесть. О ней, Мишутка, ни­ когда не следует забывать, к её голосу надо всегда прислушиваться.

– Значит, совесть, как радио или телевизор? – пе­ребил мальчик.

– Нет, Мишутка, совсем не такая. Она живёт в са­ мом человеке, понимаешь? – ласково объясняла бабушка. – От неё, как и от Господа, никто не мо­ жет ни убежать, ни скрыться. И каждый человек бу­дет давать Богу личный отчёт о том, что он делал со своей совестью.

Захлопал мальчик пушистыми ресницами: ни­ чего он пока до конца не понял.

– Прямо загадка какая­то, а не совесть, – на­ супил он брови.

А бабушка продолжала рассказывать:

– Совесть, милый, всё видит и знает, что делается в душе человека. Запомни это, Мишутка. Каждый поступок и даже мысли наши она судит, посылая свои сиг­ налы, если что­то не так и она не согласна.

Наконец Мишутка мог яснее представить себе эту таинственную совесть.

– Понял, бабуля! Я уже знаю, какая она! Значит, она, как полицейский, да? – радост­ но воскликнул он, довольный своим откры­ тием.

– Нет, Мишутка, не совсем. Она ещё выше и строже, – улыбнулась бабушка, радуясь дет­ ской проницательности.

Но выше знакомого полицейского, который зор­ ко следит за порядком на дороге, в Мишином пони­ мании мог быть только сосед, баскетболист Лёня.

«Это действительно великан! Видно, и совесть та­ кого же роста», – подумал Миша, только на этот раз не стал перебивать бабушку для уточнения, а то, мо­ жет, он и сейчас ошибался. И вдруг он услышал та­ кое, что сразило его.

– Совесть, внучек, даже способна есть человека. И это часто бывает для него полезным. Это она для грешной души хорошо делает, – продолжала тол­ковать бабушка.

Тут Миша аж встрепенулся:

– Разве это хорошо?! Кому будет приятно, ес­ ли его кто­то есть начнёт? Пускай это даже ка­ кая­то голодная и злая совесть, но я с этим не согласен, – возмутился мальчик.

– Нет, дорогой, ты пока этого не понимаешь. А вот когда и у тебя она заговорит внутри и ста­ нет за что­то есть, тогда ты вспомнишь мои слова и узнаешь, какая она из себя, эта со­ весть, – загадочно молвила бабушка.

Мальчик был так расстроен услышанным, что даже передумал идти гулять на улицу. Вот тебе и узнал! То она чистая, то грязная, то спит, то кричит внутри, и всё она о каждом знает, да ещё, наверное, с зубами и кусаться может.

Вот тебе и совесть! Нет, не хо­ телось ему с такой встретиться. «А интересно, какая совесть у меня? И почему я до сих пор её не чувствовал? Может, она ещё спит? А если её совсем нет, то как быть? – призадумался Миша. – На­ до будет проверить бабулины слова о том, что от совести никто не может ни убежать, ни спрятаться. Разве так может быть? Не стану я ждать, пока она меня есть начнёт! Я же быстрый, бежать наперегонки далеко могу. И спрятаться где угодно могу. И от злой совести тоже запросто смо­ гу укрыться. Например, в шкафу в кладовке. Там всегда темно и очень страшно. Пускай поищет, если не испугается».

Таков был хитроумный план Мишутки.

(Продолжение следует)

Архив