+7 (905) 200-45-00
inforussia@lio.ru

Тропинка 2, 2014 г.

Не от мира сего

Сергей Санников

Павлик, малыш-крепыш лет пяти, стоял на дорожке парка и держал в руках паровоз, который ему недавно подарили. Паровоз был совсем как настоящий, с крутящимися колёсами. Неожиданно к нему подбежала незнакомая девочка – совсем маленькая, косички в обе стороны, и стала вырывать у него из рук паровоз: «Дай, я хочу поиграть!» Павлик, кажется, даже не шелохнулся, но незваная гостья продолжала свои отчаянные попытки. И вдруг сзади, как из-под земли, появилась её мама, которая закричала: «Люда, прекрати! Он же сейчас тебя побьёт!» Тогда Павлик протянул девочке паровоз и мирно предложил: «Возьми, поиграй». Мама девочки от удивления остановилась и тихо сказала: «Странный мальчик. Не от мира сего».

Обычно мы говорим слова «не от мира сего», когда встречаем чудака, который, вместо того чтобы нахально пробивать себе дорогу, уступает место, вместо того чтобы драться, улыбается. Такие люди обычно не смотрят новости и не знают результаты последнего футбольного матча, но зато от них веет добротой и с ними приятно общаться. Они не пьют пиво, не дебоширят, не кричат… Какие-то странные.

Такие люди всегда были на Руси. Иногда их называли блаженными, иногда сектантами, иногда раскольниками. Они не вписывались в обычный стандарт поведения, их сторонились, бранили, но в душе уважали. Известный русский писатель Николай Лесков писал о них так: «кто Библию прочитал и ◊до Христадочитался“. С таких резонных поступков строго спрашивать нельзя; но зато этакие люди, как юродивые, – они чудесят, а никому не вредны, и их не боятся».

В XVIII – XIX веках в Российской империи, где официально все русские жители обязаны были принадлежать к Православной церкви, появилось немало таких «странных людей», которые не хотели сводить веру к выполнению обрядов, а искали личного общения со Христом.

Так появились молокане, которые хотели в своей жизни руководствоваться только Словом Божьим, «чистым словесным молоком»; духоборы, которые ориентировались на личные откровения Духа Святого и на пророчества, и много других богоискателей. Государственная власть строго расправлялась с ними, священники называли их сектантами, штундистами, отщепенцами. Над ними устраивали самосуды, наказывали розгами, отбирали детей и затем насильно отправляли в монастыри на перевоспитание. Но сектанты молились об обижающих и всем рассказывали: «Христос любит вас и нам повелел любить друг друга». Так формировалось евангельское движение в России. И хотя многие из этих групп не совсем точно понимали Писание, все они готовили пробуждение, которое началось в Российской империи во второй половине XIX века (на Кавказе, в Украине и центре России).

На Кавказе, в городе Тифлисе (сейчас он называется Тбилиси), первым крещённым по вере в 1867 году был Никита Воронин. В Украине было много мест, где люди, читая Библию, пришли к евангельским взглядам. Самое раннее пробуждение отмечено в селе Основа, недалеко от Одессы, где трудились братья Онищенко и Ратушный. Очень активно развивалось евангельское движение в сёлах недалеко от нынешнего Кирово града, где Ефим Цымбал принял крещение в 1869 году.

Интересно начиналось евангельское пробуждение в столице Российской империи – Петербурге. Здесь оно охватило главным образом знатных и высокопоставленных людей, так называемый высший свет. Началось всё с англичанина, лорда Гренвиля Редстока, который приехал в Петербург в 1874 году, вёл себя очень странно – не играл в карты, не танцевал на балах, садился где-то в уголке и начинал проповедовать.

Очевидцы говорили, что лорд Редсток был совсем не красноречивый и даже скучный проповедник, который просто читал Писание и объяснял библейскую истину о покаянии. Но многие высокообразованные люди: князья, графы и герцоги – каялись от его проповедей. В отличие от многих известных проповедников того времени Редсток увлекал не красотой слова, а силой духа, которая от него исходила. Так евангельское пробуждение началось в Петербурге и распространилось затем на другие города.

Архив