+7 (905) 200-45-00
inforussia@lio.ru

Тропинка 4, 2001 г.

Паутинка Майзи

Линда Найландс

Маленький паучок Майзи жил в доме профессора Вундерлиха. Он был самым заурядным паучком, но дар имел особый: он мог ткать изумительной красоты паутину. Ткал он её везде: на кухне, в прихожей, в гостиной. И когда он ткал, он ждал, мечтал и надеялся. Все его надежды, мечты и желания были лишь об одном: Майзи очень хотел, чтобы профессор заметил его труд и пришёл от него в восторг. Но беда была в том, что профессор кроме своих книг ничего не видел.

В один прекрасный день у Майзи появилась идея. Он проник в рабочий кабинет профессора, забрался на его письменный стол и соткал на его настольной лампе большую-пребольшую паутину.

- Как я раньше об этом не догадался? - недоумевал паучок, когда отправился в свой уголок, чтобы оттуда полюбоваться своим творением. - Такую большую и красивую сеть профессор непременно заметит.

Сердце его подпрыгнуло от радости, когда он услышал звук проворачиваемого в замке ключа. "Рано он, однако, сегодня", - подумал Майзи и обрадовался, что сейчас профессор пройдёт в свой кабинет.

-Ай-ай-ай! - раздался вдруг чей-то голос.

Майзи вздрогнул - это был не профессор.

- Давно в этом доме никто не убирал. Ничего удивительного, что вокруг столько грязи и пыли.

Майзи быстро спрыгнул на пол и в страхе побежал в прихожую, чтобы посмотреть, кто это посмел войти в дом в отсутствие профессора. В прихожей стояла седая женщина в фартуке и с ведром в руках.

- Батюшки, грязь-то какая! - ещё раз пробормотала она.

Женщина сразу же увидела паутину, но ничуть ей не обрадовалась, наоборот, расстроилась даже.

Надо же столько паутины вокруг, - несколько раз повторила она. - А потом, к ужасу Майзи, решительно засучила рукава w принялась за работу.

Тряпка беспощадно сметала его паутину, на которую ушли часы работы, а бедный Майзи тихо сидел в углу и беспомощно наблюдал за движениями тряпки...

Несколько минут спустя он опять услышал звук проворачиваемого в замке входной двери ключа. Майзи очень надеялся, что профессор заметит исчезновение всех изумительной красоты паутинок, которые он соткал для него. „Вот сейчас он стукнет кулаком по столу и выгонит незваную гостью вон. А если она ещё раз переступит порог дома, профессор вызовет полицию", - паучку очень хотелось, чтобы профессор поступил именно так. Но Майзи опять ожидало разочарование.

- Вы начали весеннюю уборку! - просиял профессор. - Как светло сразу стало в комнате!

- Вы порядком запустили свой дом, дорогой профессор, но я наведу чистоту и порядок. Идите со спокойным сердцем на кухню и выпейте чашку чаю. Я скоро закончу, остался только рабочий кабинет.

Госпожа Моп открыла дверь в кабинет профессора и ахнула:

- Ай-ай-ай! Здесь ещё больше паутины!

Женщина быстро в прошлась тряпкой по письменному столу и сорвала паутинную сетку на настольной лампе...

Но Майзи был настолько убит бессердечными словами профессора, что уничтожению паутины на лампе не придал никакого значения. Профессор предал его. В течение пяти минут эта женщина получила большее признание, чем Майзи за всю свою жизнь.

- Какой неприятный паук, - в сердцах сказала госпожа Моп.

Мало того, что она сорвала всю паутину и тем самым разрушила весь его труд, она ещё и за него самого взялась.

Майзи очнулся в саду. Его выбросили! Просто вышвырнули в окно! И это в то время, когда профессор спокойно пил на кухне свой чай. Майзи стало плохо, ему казалось, что весь мир рухнул.

- Этому человеку я посвятил лучшие месяцы своей жизни! - простонал он. - И он так меня за это отблагодарил. Если бы я был скорпионом, я бы забрался по сточной трубе в его ванную комнату и ужалил бы его.

Рядом в кустарнике сидел воробей, который случайно подслушал стоны паучка.

- Это нисколько не помогло бы тебе. - прочирикал он.

- Почему? - удивлённо спросил паучок .

- Да потому что и тогда он на твою паутинку не обратил бы внимания, - прочирикал в ответ воробей.

Это было правдой. Майзи согласился и свернулся в маленький печальный клубочек .

- Что же ты будешь делать? - прочирикал опять воробей.

Ничего, - равнодушно ответил Майзи.

- Не говори глупостей. Ты создан не для того, чтобы ничего не делать. Ты создан для того, чтобы ткать паутину. Беда в том, что ты ткал не для того, для кого надо. Ты должен ткать узоры для твоего Творца, а не для профессора Вундерлиха, - прочирикал воробей и улетел.

Вдруг паучок расправился и стал взбираться вверх по веткам и листьям кустарника, пока не оказался на самой вершине. Теперь он сидел там, где только что сидел воробей. И паучок начал ткать. Первая шёлковая ниточка на какое то мгновение повисла в воздухе и сама приклеилась к черенку листка.

„Ткать для Творца", - вспомнил Он слова воробья. А когда была приклеена последняя ниточка, паучок забрался в середину паутинной сетки и свернулся в клубочек.

- Эта паутина для Тебя, Творец, - уже в полусне проговорил паучок и заснул крепким сном.

Когда на следующее утро воробышек зачирикал свою утреннюю песенку, паучок проснулся. "Шум-то какой! Наверное, он поёт для своего Творца, - спросонья подумал Майзи, - но лучше бы он это делал не так громко. Интересно, почему он такой счастливый?

- Поднимись быстро ко мне, - прочирикал воробей.

И паучок пополз к вoробью. А там, наверху, от того, что он увидел, дух перехватило: его паутина, украшенная капельками росы, переливалась в лучах солнца, как тысячи бриллиантов. Как раз в этот момент открылась дверь дома, и в сад вышел профессор. И он тоже увидел это. Удивительной красоты лучи скользнули по его глазам. Он зажмурился, снял очки, протёр стёкла и опять надел их на нос. Затем ещё раз внимательно присмотрелся. Наконец-то работа паучка Майзи привлекла к себе внимание профессора.

- Красиво-то как! - вырвалось у него. Воробышек подмигнул паучку, и Майзи, не помня себя от радости, начал ткать новую, ещё более красивую паутинку.

"И всё, что делаете, делайте от души, как для Господа, а не для людей" (Кол. 3:23)

Архив