+7 (905) 200-45-00
inforussia@lio.ru

Тропинка 3, 1998 г.

Обезьянка Злат и деньги

Пауль Уайт

Из серии „Перетягивание каната в джунглях"

„Не заблуждайтесь, - сказал Дауди, - деньги - это западня, а любовь к ним - корень всякого зла". Много был не совсем согласен с этими словами. „Я не против иметь побольше", - сказал он. Иоанн кивнул в знак согласия: „Я бы хотел иметь их целые горы, я бы..." Но в этот момент Дауди начал свой рассказ.

Тото и Штики сидели со своим двоюродным братом Штони на муравейнике, и Тото дула на волдыри на пятках Штони, который прошёл довольно большое расстояние, чтобы встретиться со своим богатым дядей по имени Злат.

Обезьянки предвкушали радость встречи со своим родственником-богачом. Увидев жирафа, Тото спросила его: „Ты не знаешь, где живёт мой дядя Злат?"

Жираф Твига кивнул и показал в направлении реки: „Он живёт в дупле баобаба за рекой". Если он любит своих племянников так, как деньги, тогда вы сможете порадоваться встрече с ним".

Это был странный ответ. Обезьянки отправились дальше и встретили по дороге слона Нембо, который стоял посреди высохшего русла реки.

Он смотрел то на один, то на другой берег и пел своим низким голосом: „Копая там, где растёт большое кривое дерево, ты найдёшь воду". Оглянувшись по сторонам, Тото сказала: "Вон там растёт это большое кривое дерево".

„Правильно, - ответил слон, - давайте попьём воды". Они подошли к дереву, и маленькие обезьянки смотрели, как Нембо ногой стал копать. Выкопав довольно глубокую яму, он перевёл дыхание.

Тото похвалила его: „Ты это делаешь очень умело. А не знаешь ли ты, где находится наш дядя?" Нембо выпустил небольшое пыльное облако в небо и прикрыл один глаз: "Вы имеете в виду обезьянку с деньгами, которые в виде ожерелья висят у неё на шее?"

„Ваш дядя живёт в дупле огромного баобаба за рекой. Но поверьте мне, обезьянки, что легче найти воду в пересохшем русле реки, чем получить деньги от жадной богатой обезьяны", - сказал слон и вернулся к своей работе.

Штони, Штики и Тото пошли дальше.

Ваа, птица-носорог, слетел с дерева, под которым отдыхали обезьянки. "Добрый день, Ваа, - сказал Штони. - Как ты думаешь, есть у нас шансы получить от нашего богатого дяди деньги в подарок или в долг?"

"Разве бабочки изготавливают сливочное масло?" Или ты можешь выдавить золото из золотой рыбки? Пошевели-ка мозгами и дай продуманный обезьяний ответ", - сказал Ваа.

Злат сидел в своём дупле и нанизывал золотые монеты на шнур. Он был счастлив и напевал про себя: "Деньги, деньги, чудесные деньги! Монеты, монеты, чудесные монеты!".

Когда Злат нанизал предпоследнюю стопку монет, он повесил на шею ожерелье из денег и проверил, насколько оно стало тяжелее. Он был настолько счастлив в этот момент, что не заметил своих родственников, смотревших на него жадными глазами.

Когда он увидел их, было уже поздно прятать свои сокровища. Злат прекратил свою работу, прикрыв как можно быстрее часть блестевшего сокровища, выглядывавшего из его шерсти, и спросил подозрительно: „Что вы хотите?"

Тото ответила обычным тоном: „Я ищу своего родственника, у которого такое же прекрасное лицо и такая же хорошая фигура, как у тебя".

Штони добавил: „Он известен своим великодушием и богатством. Его имя Злат звучит в ушах обезьян подобно музыке".

Злат так старался прикрыть свои сокровища, что чуть было не потерял равновесие. Он сказал сварливым голосом: "Тот, кого вы ищете, переселился глубже в джунгли".

В этот момент появились жираф Твига и попугай Зуку. Они приветливо поздоровались: "Добрый день, Злат. Ты хочешь осчастливить маленьких обезьянок?"

18. Богатая обезьяна злобно крикнула: „Грязные лапы этих обезьян не получат ни одной монеты. Мне противно их попрошайничество". Злат так вышел из себя, что задел оставшуюся стопку монет, которая упала к ногам Штони.

Обезьянки быстро нагнулись за ними, издавая при этом счастливые звуки. Злат схватил кокосовый орех и бросил его в обезьян.

Орех попал в голову Штони. У того посыпались искры из глаз, прежде чем он упал без сознания. Злат, не теряя времени, подобрал монеты и вновь уселся на своё место.

Он быстро нанизал упавшие монеты на шнур и помчался в направлении большого кривого дерева. Шнур стал таким тяжёлым, что Злату в конце концов пришлось ползти на четвереньках.

Между тем Тото и Штики положили на Штони компресс из прохладных листьев. Они растирали его шишку и поливали её соком кактуса. Когда Штони пришёл в себя, они стали обсуждать ситуацию.

А Злат с тяжёлым ожерельем на шее уходил всё дальше в джунгли. Остановившись на берегу высохшей реки, он размышлял над тем, что ему делать дальше: „Я должен найти себе другое жилище. Слишком многих соблазняют мои деньги". Он пошёл дальше, и только Твига и Ваа могли видеть, куда он направляется.

Вдруг на него упали крупные капли дождя. Но Злат не заметил их, он слышал только звон своих монет. Поскользнувшись, он кубарем полетел вниз, пока не оказадлся между корнями большого кривого дерева.

Злат вытер грязь с лица и радостно сказал: "Деньги принесли мне счастье. Они спасли меня от падения в воду". Он осмотрелся. Русло реки заполнялось грязной водой. Злат недоверчиво измерил её глубину. Она была не больше двух пальцев.

„Здесь я смогу перейти реку вброд", - обрадовался Злат. На его лице появилось хитрое выражение: „Никто не сможет найти мои следы в воде". И осторожно, насколько ему позволяло ожерелье на шее, он вошёл в воду.

Твига издали наблюдал, как обезьяна, согнувшись, шла по воде. Вдруг его охватила дрожь. Он увидел, что обезьяна направилась к большому камню. И Твига понял, что сейчас случится. Он крикнул в полный голос: "Стой, Злат! Это опасно!"

Но его голос заглушил шум воды, и Злат не услышал его. Он шел, успокаивая себя „Это место совсем не опасно У меня достаточно ума, чтобы понять это". Он дошёл почти до середины русла реки, как вдруг услышал шум приближающейся воды.

Злат остановился, оглянулся и увидел, что на него набегает огромная волна. Но он подумал, что успеет пройти прежде чем она настигнет его, и решительно пошёл вперёд, не подозревая, что с ним может произойти.

Жираф прыгнул в воду. В тот же миг Злат исчез под водой. Твига хотел помочь 3лату. Но, прежде чем он смог что-то сделать, он увидел, как и на него накатывается волна.

Он быстро повернул назад, чтобы самому спастись. Ему едва далось выбраться на берег, оттуда он с ужасом наблюдал за Златом.

Положение Злата было критическим. Он провалился в яму, которую днём выкопал Нембо в поисках воды. Теперь вода столовой накрыла Злато. Всё закружилось вокруг. Тут Злат вдруг вспомнил о деньгах. "Спасай свои деньги!" - мелькнуло в голове.

Однако обезьянья мудрость запротестовала: "Снять? Тогда я потеряю моё богатство! Я должен приложить все усилия, чтобы выбраться вместе с деньгами". Болтая лапами и хвостом Злат попытался всплыть, но деньги на шее тянули его вниз.

Злат захлебнулся грязной водой и отчаянно задёргался. В его глазах запрыгали огоньки. Ему казалось, будто слон уселся на его грудь. И опять тихо заговорил его внутренний голос: "Разорви шнур, и тогда ты сможешь всплыть. Тогда ты будешь жить! Быстрее!"

Но его обезьянья мудрость вновь воспротивилась: "Мои любимые деньги, мои любимые монеты..." Силы оставляли его. Внутренний голос становился всё тише, и лапы ничего не предпринимали для того, чтобы сбросить тяжёлое ожерелье.

Твига увидел, как на поверхности появились маленькие пузырьки. Все обезьяны искали Злата. Прошло три дня, прежде чем спала вода.

Тогда Ваа обнаружил заднюю лапу Злата, которая торчала из воды. Обезьяна, так любившая деньги, головой ушла в песок.

Ваа рассказал Твиге, что он увидел. Твига печально покачал головой и сказал: „Плохо, когда из-за денег находят смерть в яме с грязной водой".

Иоанн и Мгого кивнули, но Дауди заметил, что они неправильно поняли эту историю, и сказал: „С деньгами, как с огнём. Они приносят пользу, когда их у тебя в нужный момент достаточно. В Библии написано, что желающие обогащаться впадают в искушение". „Теперь я понимаю, что ты хотел сказать", -произнёс Мгого, обращаясь к Иоанну. Дауди продолжал: „Я знаю, как вы можете лучше всего молиться: Небесный Отец, не делай меня ни бедным, ни богатым. Дай мне только необходимое, чтобы я не впал в искушение роптать на Тебя".

Архив