+7 (999) 219 - 91 - 91
inforussia@lio.ru

Менора 2, 2005 г.

Поэзия

Алексей Хомяков

НЕ ТЕРПИТ БОГ ЛЮДСКОЙ ГОРДЫНИ

Не терпит Бог людской гордыни,
Не с теми Он, кто говорит:
«Мы соль земли, мы столп святыни,
Мы Божий меч, мы Божий щит!»

Не с теми Он, кто звуки слова
Лепечет рабским языком
И, мертвенный сосуд живого,
Душою мертв и спит умом.

Но с теми Бог, в ком Божья сила,
Животворящая струя,
Живую душу пробудила
Во всех изгибах бытия.

Он с тем, кто гордости лукавой
В слова смиренья не рядил,
Людскою не хвалился славой,
Себя кумиром не творил.

Он с тем, кто духа и свободы
Ему возносит фимиам,
Он с тем, кто все зовет народы
В духовный мир – в Господень храм!


ВХОД В ИЕРУСАЛИМ

Широка, необозрима,
Чудной радости полна,
Из ворот Иерусалима
Шла народная волна.

Галилейская дорога
Оглашалась торжеством:
«Ты идешь во имя Бога,
Ты идешь в Свой царский дом!

Честь Тебе, наш Царь смиренный,
Честь Тебе, Давидов Сын!»
Так, внезапно вдохновенный,
Пел народ. Но там один,

Недвижим в толпе подвижной,
Школ воспитанник седой,
Гордый мудростию книжной,
Говорил с усмешкой злой:

«Это ль Царь ваш, слабый, бледный,
Рыбаками окружен?
Для чего Он в ризе бедной
И зачем не мчится Он,

Силу Божью обличая,
Весь одеян черной мглой,
Пламенея и сверкая
Над трепещущей землей?»

И века прошли чредою,
И Давидов Сын с тех пор,
Тайно правя их судьбою,
Усмиряя буйный спор,

Налагает на волненье
Цель любовной тишины.
Мир живет, как дуновенье
Наступающей весны.

И в трудах борьбы великой
Им согретые сердца
Узнают шаги Владыки,
Слышат сладкий зов Отца.


ВЕЧЕРНЯЯ ПЕСНЬ

Ночь на восходе с вечерней звездою.
Тихо сияет струей золотою
Западный край.

Господи, путь наш — меж камней и терний,
Путь наш во мраке: Ты, Свет невечерний,
Нас осияй!

Во мгле полуночной, в полуденном зное,
В скорби и радости, в сладком покое,
В тяжкой борьбе —

Всюду сияние Солнца святого,
Божия мудрость, и сила, и Слово…
Слава Тебе!


ВОСКРЕШЕНИЕ ЛАЗАРЯ

О Царь и Бог мой! Слово силы
Во время оно Ты сказал —
И сокрушен был плен могилы,
И Лазарь ожил и восстал.

Молю, да слово силы грянет,
Да скажешь «встань!» душе моей, —
И мертвая из гроба встанет
И выйдет в свет Твоих лучей.

И оживет, и величавый
Ее хвалы раздастся глас
Тебе — сиянью Отчей славы,
Тебе — умершему за нас!


ПОДВИГ

Подвиг есть и в сраженье,
Подвиг есть и в борьбе.
Высший подвиг в терпенье,
Любви и мольбе.

Если сердце заныло
Перед злобой людской
Иль насилье схватило
Тебя цепью стальной,

Если скорби земные
Жалом в душу впились,
С верой, доброй и смелой,
Ты за подвиг берись.

Есть у подвига крылья,
И взлетишь ты на них,
Без труда, без усилья
Выше мраков земных,

Выше крыши темницы,
Выше злобы слепой,
Выше воплей и криков
Гордой черни людской.


ГОЛУБИ
Светлана Жукова

В незабвенный год военный, жуткий,
Когда свастика на мир бросала тень,
Прилетали голубь и голубка
К маленькому Моте каждый день.

Голуби любовно ворковали,
Нарушая морок и испуг,
И подачки скудные клевали
Из прозрачных, слабых детских рук.

Черный дождь хлестал с небес весною,
Но не видел Мотя ничего.
Накормила сытною едою
Утром мама Мотю своего.

…На Соборке в золотой Одессе
Много лет спустя и много дней
Каждый Божий день старик профессор
Кормит щедро хлебом голубей.


ДОЛГИЙ ПУТЬ К БОГУ
Светлана Жукова

Я долгим шла путем, взяла светильник в руку.
Светильник тот — любовь: к родным, к ребенку, к другу.
Как ярко в юности горит любовь!
Мечты о счастии волнуют кровь.

Мы верим, что всю жизнь в родительском гнезде
Любовь и радость встретят на пороге.
Но жизнь прожить — не поле перейти,
И без родителей идем мы часть дороги.

Конечно, знала я, когда-то быть беде!
Так жизнь устроена, ее законы строги.
Но столько было «интересных» дел,
Что «не хватало» времени для Бога.

Светильник я несла неверною рукой,
Он вспыхнул — и погас, и все объято тьмой.
Нет больше смысла, стала жизнь постыла,
Просвета нет, отчаянье в груди.
Беру свечу, молюсь, чтобы светила.

Но срок пройдет — и догорит она.
Уже мне пламень жжет измученную руку.
И я ропщу: «О Господи! За что?
За что мне послана такая мука?»

Зачем, зачем ты в этот мир пришел?
Выходит, жизнь — «пустая шутка»?
И руку некому в беде подать.
А что в душе? Прислушайся к ней чутко!

Страданья — это путь для ищущей души.
Они нам нашу гордость подавляют.
А время быстротечное летит
И к вечности нас приближает.

Но вот упала пелена с очей —
Там, впереди, другой огонь сияет!
Душа была больна, и столько сора в ней…
Но вечный тот огонь весь сор, всю грязь сжигает.

О Боже! Ты мой свет, и щит, и посох мне!
И как же столько лет я мимо проходила?
И только в горе черном, в суете
Я имя Господа в слезах произносила.

Мы столько просим каждый день у Бога,
Как будто дан Он в услуженье нам…
Да, Он стоит у каждого порога,
Но не слуга, а Господин Он нам.

И покаяние хоть поздно, но пришло…
Страданьем Господа грехи мои омыты.
В душе теперь спокойно и светло…
И дверь, где ждет Христос, для каждого открыта.


В ГЛУХОЙ НОЧИ — БЛАГАЯ ВЕСТЬ
Светлана Жукова

Еще очарованья есть…
В глухой ночи — Благая весть,
и тот, кто мне ее приносит,
ни хлеба, ни воды не просит,

не человек, не зверь, не птица —
возник из призрачной страницы
старинного, как мир, изданья
и стал частицей мирозданья

крылатою — меж точек прочих…
Не говорит он, а пророчит,
и я не слушаю — внимаю,
еще не слыша — понимаю.

Слова — руда небесных скважин,
их смысл пророческий мне страшен,
слова горячие не стынут —
о жизни, смерти и о Сыне,

о том, что — избрана сегодня,
о том, что я — раба Господня,
и через Слово неизменно —
«Благослове… благословенна…»

Архив